Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
12:29 

Дорога, что привела нас домой - Глава 1 (The Road Delivered Us Home)

saern
-А что происходит? -Мы подсоединили синий провод...
Название: Дорога, что привела нас домой
Оригинальное название: The Road Delivered Us Home ( archiveofourown.org/works/679152/chapters/12447...)
Автор: keelywolfe (разрешение на перевод получено)
Рейтинг: R
Пейринг: Торин Дубощит/Бильбо Бэггинз
Бета: Ural Lynx
Описание: Прошло несколько лет с тех пор, как Бильбо покинул Эребор. За это время он обустроился в Бэг-Энде, подрастерял былое уважение соседей и приобрел племянника. Бильбо распрощался с приключениями ради тишины и покоя уютной хоббичьей норы и заботы о ребенке. Но, быть может, на этот раз приключения сами постучатся к нему в дверь?


Глава 1


Одной из самых приятных особенностей Бэг-Энда, о которых так дальновидно распорядился при строительстве отец Бильбо, было то, что ни одна спальня не выходила окнами на восток. Хотя рассветы были чудо как хороши — выплывающее из-за холмов ослепительно яркое солнце окрашивало небо в поистине великолепные оттенки и заливало Шир теплым сиянием. Что там ни говори, а Бильбо мог оценить их красоту и иногда специально просыпался пораньше, чтобы застать тихое приближение утра и выкурить трубочку под пение птиц и редкие далекие крики петухов. Но случалось такое, прямо сказать, нечасто.

А кроме этих редких случаев, Бильбо не прочь был встречать утро как и подобает любому хоббиту — если для завтрака было еще слишком рано, значит, рано было просыпаться и вылезать из постели. Однако порядки это немного изменились с тех самых пор, как в доме Бильбо поселился тот, кто их совершенно не придерживался.

Это утро для Бильбо началось со странного чувства, упорно тянувшего его сознание из крепких объятий сна на поверхность к границе бодрствования, — чувства, что за ним наблюдают. Бильбо невольно поблагодарил полученную за время путешествия с гномами привычку, которая ни за что не позволила ему проспать ощущение на себе чужого взгляда. Некоторое время он, погруженный в сладкую дрему, еще мог сопротивляться, но знал, что в конце концов сдастся и откроет глаза.

И увидит перед собой маленькое личико с уставившимися на него огромными внимательными голубыми глазами. Бильбо сонно повел бровью, и на губах Фродо затеплилась яркая, как еще не наступивший рассвет, улыбка.

— Доброе утро, дядя Бильбо! — радостно поприветствовал его Фродо, подпрыгивая так, что кровать заходила ходуном. Бильбо поворчал для порядка, но ругать мальчика не стал. Первое время он вообще отчаялся когда-нибудь снова увидеть эту улыбку, такая глубокая скорбь овладела маленьким Фродо.

Но сейчас, спустя несколько месяцев, Фродо постепенно вновь становился тем мальчуганом, которого Бильбо помнил по семейным сборищам, милым и проказливым, и, что часто бывало с маленькими хоббитами, вечно голодным.

— Доброе утро, — буркнул Бильбо, но Фродо, похоже, не заметил его недовольного тона и широко улыбался, глядя на дядю. Хотя, если уж быть точным, Бильбо приходился ему троюродным братом, но в первый же день пребывания мальчика в Бэг-Энде подумал, что в таком дальнем родстве Фродо не найдет утешения, и решил это исправить. Бильбо никогда не заменил бы Фродо отца, но мог стать мальчику заботливым любящем дядюшкой, тем более что двоюродных и троюродных братьев у того было с избытком. — А теперь ты, наверное, захочешь позавтракать?

— Да! Да! — вскричал Фродо, прыгая на матрасе так, что Бильбо на миг показалось, будто он снова сплавляется по бурной реке, и на этот раз даже не в бочке. Он протестующе застонал, и Фродо тут же прекратил веселье и обеспокоенно заглянул ему в глаза. — Я же тебя не разбудил, дядя Бильбо? — потупившись, спросил он, и Бильбо мысленно помянул парой ласковых Лобелию за все, что она успела наговорить мальчику, пока тот несколько недель жил у Саквиль-Бэггинзов.

Если бы Примула только могла, она явилась к бы Лобелии с того света и оттаскала бы грымзу за волосы, но вместо нее пришлось Бильбо по мере сил успокаивать маленького Фродо и уверять, что его присутствие в доме ничуть не тяготит Бильбо и что не стоит принимать близко к сердцу всякую чепуху.

— Конечно же, нет! — твердо ответил Бильбо, решительно скинув с себя одеяло и стараясь ни на мгновение не показать, как ему жаль расставаться с его теплом. — Я давным-давно проснулся и все ждал, когда же ты придешь!

— Что-то не похоже, чтобы ты давно проснулся, — засомневался было Фродо, но вновь зарождающееся веселье пересилило подозрения.

— И кому же ты доверяешь больше — мне или тому, что видишь? — спросил Бильбо и указал пальцем на свои широко распахнутые глаза. — Никогда не доверяй своим глазам, Фродо, мой мальчик, — заведут тебя на край света, не воротишься.

Фродо тут же захихикал, позабыв о сомнениях, и в ожидании, пока Бильбо наденет халат, принялся нетерпеливо раскачиваться с пятки на носок.

— Но если я не буду доверять своим глазам, то стану спотыкаться о мебель, и как же мне тогда быть?

— Мудрое замечание, — рассмеялся Бильбо, выходя из спальни вслед за племянником. — Что ж, тогда доверься своим ногам и моему слову. А теперь идем-ка на кухню. Думаю, сегодня прекрасное утро, чтобы позавтракать овсяным печеньем и сосисками.

Полный ликования детский вопль заставил Бильбо вздрогнуть, но не согнал улыбку с его лица. Что ж, пусть ему теперь не суждено было высыпаться как положено, но Фродо появился в его жизни и заполнил собой одинокую пустоту, о существовании которой Бильбо раньше даже не подозревал.

По дороге на кухню они миновали кабинет. Бильбо помедлил на мгновение, взгляд его будто сам собой упал на последнее, что он украл, еще нося звание вора и взломщика — притулившуюся у шкафа карту, тщательно оберегаемую и аккуратно вставленную в рамку.

Карту Торина.

Карта была реликвией гномьего народа, и Бильбо ни на минуту не сомневался, что не имеет на нее ни малейших прав. Ее место было в Эреборе. Карта должна была бы бережно храниться для грядущих поколений и занимать умы ученых гномьих мужей, а не стоять в рамке у какого-то невзрачного хоббита из Шира. Бильбо все это прекрасно понимал, и его страстная любовь к историческим диковинам не оправдывала воровства. И все же он прихватил карту с собой, оставил в кабинете на видном месте, и от каждого походя брошенного на нее взгляда в сердце Бильбо что-то екало, а притупившееся было чувство одиночество разгоралось с новой силой.

Бильбо ни за что бы не поверил раньше, скажи ему кто-нибудь, что он так сильно будет скучать по гномам, с их-то отвратительными застольными манерами и дикими нравами! Он решил покинуть Эребор потому, что его одолела нестерпимая тоска по дому, усиленная горечью утраты — Фили и Кили погибли, навсегда погасли их светлые улыбки. А Торин, израненный душой и телом, едва походил на себя прежнего. Бильбо задержался, лишь чтобы увидеть, как только-только оправившегося от ран, все еще болезненно-бледного Торина короновали венцом Короля-под-Горой.

Торин стоял у трона, величественный и статный, несгибаемый под захлестнувшей их волной ликующих гномьих выкриков. Король и его героические спутники, и Бильбо был в их числе.

И все это Бильбо оставил ради уюта и спокойствия своей скромной хоббичьей норы. Приключения для него, казалось, закончились, но сейчас, спустя несколько лет, к нему понемногу стало возвращаться это неожиданное настойчивое чувство, эта жажда вновь увидеть горы, пройти сквозь Лихолесье к Эребору… Вновь оказаться в Королевстве-под-Горой.

Бильбо покачал головой, прогоняя воспоминания, и прошел на кухню, где его с нетерпением дожидался племянник. Теперь, когда он в ответе за мальчика, путешествиям пришел конец.

К тому же Фродо порой и сам бывал куда занимательнее любого приключения.

---------------------------------------


Позавтракав и вымыв посуду, Бильбо отослал Фродо наслаждаться солнцем и свежим воздухом в компании других детей, сунув ему в карман утреннюю порцию лакомств на случай, если тот вдруг проголодается. Справившись с этими неотложными делами, Бильбо поспешил переодеться и подготовиться к предстоящей встрече с Мунго Дандерфлаффом. Небеса свидетели, он и так опаздывал, а лучший в Шире портной никогда никого не ждал, неважно, каким богатым или занимательным хоббитом был его клиент.

Бильбо надел свой второй лучший жилет — который не без помощи Мунго Дандерфлаффа обещал вскоре стать третьим — быстро и тщательно расчесал шерстку на ногах и вышел из дома. Бильбо с готовностью признавал, что потакает своим сиюминутным желаниям, и понимал, что очень скоро по Ширу прокатятся слухи о том, что он заказал у Мунго еще один жилет и, батюшки, да неужели еще и шейный платок ему в тон?

Слухи и сплетни не слишком ему досаждали. Бильбо мог распоряжаться своими сбережениями так, как считал нужным, и вместо того, чтобы раздать золото каким-нибудь дальним родственникам, которые и без того проявляли к нему излишнее внимание, будто он доживал свои дни полоумным стариком, — тратил деньги на новые жилеты.

К тому же что-то Бильбо не мог припомнить, чтобы на прошлом дне рождения, когда он раздавал своим гостям более чем щедрые подарки, кто-то так уж сильно возмущался по поводу его неразумных трат.

Бильбо глубоко вздохнул и шагнул за порог. Его внимание привлекло клацанье садовых ножниц, и вскоре он заметил Хэмфаста Гэмджи, который, весело насвистывая, подстригал кусты перед домом.

— Доброе утро! — позвал Бильбо, и Хэмфаст прервал работу, достал большой красный носовой платок и утер им пот со лба.

— Доброе, мастер Бильбо. — Хэмфаст отложил ножницы в сторону, заковылял вверх по дорожке и огорченно всплеснул руками, стоило Бильбо протянуть ему ладонь для приветствия. — Ох, ну что вы, запачкаетесь, нет-нет, у меня все руки в земле. Не найдется у вас несколько минут? Я хотел бы перекинуться с вами парой слов.

— Конечно, — тепло ответил Бильбо. Он давно привык, что Хэмфаст ни в какую не желал звать его по имени. Каждый раз, стоило ему только заикнуться об этом, как тот чуть ли не в ужасе принимался упрямо доказывать, что, раз сад принадлежит Бильбо и Хэмфаст в нем работает, выглядело бы это крайне неподобающе. Он всегда говорил с такой святой убежденностью, что Бильбо в конце концов смирился.

А теперь Хэмфаст стоял перед ним, потупив глаза, и переминался с ноги на ногу, словно застенчивый ребенок.

— Вы же знаете, мастер Бильбо, я не любитель разносить сплетни.

Бильбо при всем желании не мог с этим согласиться. Да ящерицы трепали языком медленнее, чем Хэмфаст порой!

— О да, вы всегда казались мне крайне благоразумным хоббитом, — проговорил Бильбо. — Но, может, вы слышали какие-нибудь шепотки у меня за спиной? Что-то, чем вам просто необходимо со мной поделиться?

— Именно так, — невесело кивнул Хэмфаст. — Говорят, в Шире появились какие-то подозрительные типы. Ходят слухи, что они добрались до самого Фрогмортона.

Бильбо задумчиво приподнял брови.

— Не вижу в этом ничего странного. Путешественники то и дело проезжают через Шир, обычно по дороге в Южный удел, к табачной ферме старины Хорнблоуэра за новой партией «Старого Тоби», — посмеиваясь, сказал он.

— Все может быть, — ответил Хэмфаст, всем своим видом показывая, что согласился он из вежливости. — Да только молва ходит — очень уж они странные, эти двое путешественников, мастер Бильбо. Некоторые говорят… — Садовник залился смущенным румянцем, но все же продолжил: — Говорят, это может быть как-то связано с вами и вашими приключениями.

— Это было одно, одно приключение! — устало возопил Бильбо. — Честное слово, можно подумать, что в Шире за два года не произошло абсолютно ничего интересного, чтобы затмить собой новость о моем путешествии.

— Прощения просим, мастер Бильбо, — извинился Хэмфаст. — Да только сдается мне, нескоро народ забудет, как из Бэг-Энда поутру выезжали на пони тринадцать гномов. Ну, разве что какой-нибудь другой хоббит доведет счет до двадцати. Но вы же меня знаете, сам-то я не любитель почесать языком, — поспешил еще раз уверить он, — не то, что некоторые… Да только стоит слушку пройти…

— Как у меня отбоя не будет от внезапных посетителей, — сухо закончил Бильбо. — Что ж, придется сегодня испечь пирог побольше на случай, если ко мне заглянут любопытствующие. Спасибо, что предупредил, Хэмфаст. Может и вы с Сэмвайзом заглянете на чай? — И увидев, что садовник медлит в нерешительности, хитро добавил: — Фродо будет рад поделиться сладостями с другом, а не с каким-нибудь назойливым подлизой.

Услышав его слова, Хэмфаст гордо выпятил грудь, зардевшись от удовольствия.

— Что ж, почему бы и не зайти? Рад буду скоротать вечерок за чашечкой чая. — Хэмфаст, сощурив глаза, посмотрел на солнце. — А вы бы поторопились, мастер Бильбо, как бы вам не опоздать на встречу.

Бильбо поспешно выудил из кармана часы, глянул на циферблат и ахнул.

— Да-да, уже бегу. Буду дома к чаю! — крикнул он через плечо, резво шагая по тропинке. — Доброго утра!

Вслед его быстро удаляющимся шагам донеслось ответное пожелание столь же доброго утра, однако Бильбо сильно сомневался, что встреча с портным пройдет гладко. Мунго на весь Шир прославился своим скверным характером, и, хотя безупречное мастерство стоило вымотанных нервов, порой он бывал просто невыносим!

Бильбо всегда находил несправедливым то, что Мунго считали всего лишь своеобразным, когда как его самого прозвали чудаком. Хотя, если подумать, ремесло портного перевешивало внезапные вспышки гнева и прочие чудачества гораздо сильнее, чем сундучок тролльего золота, добытый в приключении.

Вот и теперь, стоило случиться чему-нибудь необычному, например, появлению странных проезжих путников, как все вокруг с подозрением косились на Бильбо. Такова была цена приключениям, но у Бильбо имелось достаточно средств, чтобы она не показалась чрезмерной.

К тому же Бильбо теперь заботился не только о себе, но и о Фродо. Он мысленно сделал заметку в следующий раз взять мальчика с собой, если Мунго будет в добром расположении духа и назначит новую встречу. Фродо скоро понадобятся новые штаны — мальчик рос, как трава по весне — и Бильбо не видел ни одной веской причины, почему бы не одеть его во все самое лучшее.

А сплетники Хоббитона могут засунуть сплетни себе в трубки и скурить их вместо «Старого Тоби».

---------------------------------------


Два свежеиспеченных к чаю пирога пришлись очень кстати. Как и печенье. И банка знаменитого персикового варенья юной мисс Торнботтом. Не успел Бильбо вернуться от Мунго с новеньким жилетом умопомрачительно тонкой работы — и слегка потрепанными едкими комментариями портного нервами — как к нему тут же поспешили наведаться соседи.

Хоббиты в большинстве своем существа хоть и любопытные, но благовоспитанные, поэтому их завуалированные намеки и вопросы легко было оставить без ответа. Бильбо наливал чай, внимательно слушал гостей, а потом преспокойно спроваживал их восвояси. Очень скоро Бильбо надоело из раза в раз повторять подобную процедуру, но воспитание не позволяло ему отлынивать от обязанностей добропорядочного хозяина. Его и так считали странным, не стоило вдобавок приобретать славу нелюдимого чудака, тем более что теперь он воспитывал Фродо, и дурные слухи могли навредить мальчику.

Но каким бы дружелюбным и сердечным ни был хоббит, любого начнет мутить после дюжины чашек чая, выпитых под назойливые расспросы и экивоки. Лишь Горбадок Брендибак, хоббит в столь почтенных летах, что ему плевать было на общественное мнение, решился спросить Бильбо напрямик.

Пожилой хоббит, опираясь на крепкую трость, шаркающей походкой просеменил в Бэг-Энд, устроился за столом и с видимым удовольствием налег на пироги, напомнив Бильбо на мгновение, как однажды вечером к нему домой точно так же завалилась компания гномов. От воспоминания что-то остро кольнуло в груди, но Бильбо списал это на переизбыток выпитого чая. Не мог же он в самом деле тосковать, ведь он был дома! Однако даже время не притупило это странное, болезненное чувство, и стоило Бильбо подумать о гномах и Эреборе, тоска упрямо возвращалась и уже не желала отпускать.

Горбадок не тратил времени на пустую болтовню о погоде или о том, как поспевают ранние томаты. Старик шумно прихлебывал чай, заставляя Бильбо недовольно морщить нос, и внимательно следил за ним поверх краешка чашки не по возрасту ясным и цепким взглядом.

— Городские сплетники болтают о необычных проезжих.

— В самом деле? — рассеянно проговорил Бильбо и, несмотря на яростные протесты желудка, отпил глоток чая.

— Да, — коротко кивнул Горбадок. — Говорят, эти путешественники — гномы.

Живот Бильбо снова скрутило, но на этот раз уже не от затянувшегося чаепития.

— Боюсь, я не имею к ним ни малейшего отношения.

— Неужели? — Горбадок облизнул палец и собрал с тарелки оставшиеся от сдобы крошки. — Значит, эти двое не из ваших, а, Бэггинз?

— Нет, ну что вы, — заверил его Бильбо и потянулся за чайником. — Не откажетесь еще от чашечки?

Горбадок не отказался ни от чашечки чая, ни он печенья, и стоило ему проковылять за порог, Бильбо с силой захлопнул дверь за его спиной и для надежности запер ее на щеколду. Одно дело — быть гостеприимным хозяином, совершенно другое — расстилаться перед непрошенными гостями послушным ковриком, а с Бильбо на сегодня посетителей хватило с лихвой.

Единственной приятной компанией за чашечкой в чая в тот день стал Хэмфаст, который, придя в нору, даже по мнению Бильбо слишком долго и тщательно вытирал ноги у входа, и Сэмвайз, сынишка Хэмфаста, мальчик чуть младше Фродо. После того как Фродо поселился в Бэг-Энде, они с Сэмом стали не разлей вода, и Бильбо всячески одобрял их дружбу. Где Сэм был тих и застенчив, Фродо бурлил и вертелся волчком — мальчики прекрасно дополняли друг друга.

Разговоры Хэмфаста о ранних томатах досужей болтовней назвать было нельзя — их обоих живо интересовало садоводство, и пока они попивали сдобренный молоком чай из второго по торжественности сервиза, Бильбо получал от беседы огромное удовольствие. По крайней мере, Хэмфаст не допытывался об отношении Бильбо к необычным путешественникам!

К ужину поток любопытствующих иссяк, и Бильбо поволок зевающего Фродо мыться и спать. Лобелию хватил бы удар от того, какими грязными за день стали ноги мальчишки, но сам Бильбо не видел в детских забавах ничего дурного. Одежду можно и отстирать, а мальчика — отмыть.

Лежа в постели, Фродо попросил рассказать ему что-нибудь перед сном, и Бильбо привычно начал историю о том, как однажды давным-давно три огромных страшных тролля чуть не слопали их компанию. Честно признаться, рассказ был для ребенка немного мрачноватым, но Фродо каждый раз слушал его с упоением.

Мальчик уже тихо спал, разметав по подушке еще влажные после купания волосы, когда Бильбо подобрался к моменту появления на поляне Гэндальфа. Бильбо нежно поцеловал Фродо в лоб, поправил одеяло и выскользнул за дверь — его одолело желание записать только что поведанную историю о троллях, пустые книжные страницы будто звали пройти в кабинет и усесться за стол.

Громкий стук в дверь заставил Бильбо вздрогнуть и раздраженно вздохнуть. Посетители, да еще и на ночь глядя? Вряд ли на этот раз кто-нибудь посмел бы упрекнуть его в замкнутости и необщительности, в конце концов, неприлично заявляться в гости в подобное время. Бильбо потуже затянул пояс халата и пошел прогонять грубияна с порога Бэг-Энда.

— Очень жаль, но мы уже отходим ко сну… — начал Бильбо, распахивая дверь, и тут же умолк, так не закрыв рта, стоило ему увидеть, кто оказался за порогом. Гость был все так же высок и лыс, но Бильбо успел заметить, что голову его украшала парочка новых татуировок. Двалин поприветствовал Бильбо до боли знакомым хмурым взглядом.

— Все так же к вашим услугам, мастер Бэггинз, — хрипло произнес он. — И был бы признателен, если б ты пригласил меня к ужину.

— Ага… Да… Проходи, конечно! — проговорил Бильбо, открывая дверь пошире. Двалин, пригнувшись, прошел внутрь, на ходу расстегивая плащ, который Бильбо принял не глядя, борясь одновременно с тяжелой тканью и дверной ручкой.

— Я бы дверь пока не закрывал, — протянул Двалин. — Он всего лишь расседлывает пони.

— Он? — в замешательстве спросил Бильбо и выглянул за дверь, но в ночной темноте разглядел только зажженные кое-где фонари да рассыпанные по холмам неяркие огоньки горящих в окнах свечей, а потом услышал шаги, какими они бывают только в тяжелых гномьих сапогах, и на пороге появилась еще одна очень и очень знакомая фигура.

— Торин? — от неожиданности голос Бильбо дал петуха. Он не мог поверить своим глазам. Торин выглядел по-прежнему, только борода стала длиннее и ее теперь перехватывала покрытая причудливой резьбой бусина, да появились новые морщинки и в волосах добавилось серебра. И все же это был Торин собственной персоной. И стоял он у Бильбо на пороге.

— К твоим услугам, — с улыбкой поклонился Торин.

— Нет-нет, как же так, чтобы у меня в услужении был король? Это я всегда рад быть тебе полезным, — ответил Бильбо, не отрывая от него глаз, а Торин лишь улыбнулся еще ярче.

— Могу я войти? — вежливо спросил он. — Не хотелось бы думать, что Двалин в твоем доме гость более желанный, чем я.

Из-за спины Бильбо раздался громкий смешок, и он понял, что все это время стоял в проеме почти захлопнутой двери и, высунув голову на улицу, беззастенчиво пялился на Торина. Бильбо поспешно отступил назад и позволил гостю войти.

— Ну разумеется, я рад вам обоим.

— Спасибо, — серьезно ответил Торин, стянул плащ и повесил его на один из вереницы прибитых к стене крючков. Под плащом на нем оказалась простая походная одежда, совсем не похожая на тот роскошный наряд, который Бильбо видел на нем в последнюю их встречу, когда Торин стоял перед троном, смертельно уставший, с окаменевшем от боли лицом. Одежда обоих гномов то тут, то там пестрела пятнами, и Бильбо невольно задумался, сколько же времени они провели в дороге.

— Я… Кхм. Путешествие прошло спокойно? — выпалил Бильбо, вешая плащ Двалина.

— Да, неплохо. В этот раз он заблудился лишь однажды, — мрачно заметил Двалин, пропустив мимо ушей недовольное шипение Торина. — Но уж после этого позволил мне указывать дорогу. — Однако давнишний спор, готовый разгореться с новой силой, был прерван раздавшимся из коридора тихим, сонным голосом:

— Дядя Бильбо? — Фродо потер кулачками заспанные глаза. — Что случилось?

С минуту примолкшие гномы и Фродо внимательно изучали друг друга, а потом Торин очень медленно опустился перед Фродо на одно колено и со всей серьезностью заглянул ему в лицо.

— Как тебя зовут, akhûnith?

— Я не знаю, что это за слово. — Даже стоящий на коленях, Торин возвышался над Фродо так, что мальчику, с подозрением глядящему на него, пришлось задрать голову.

Двалин насмешливо фыркнул и отвернулся, а Торин лишь улыбнулся.

— Я назвал тебя «малышом» на своем языке, но, быть может, я ошибся. Очень мало известно мне о хоббитах, возможно, ты приходишься Бильбо прадедом? Если это так, то я почту за честь встретиться со столь многоуважаемым старцем.

Фродо задумчиво посмотрел на него, прикусив губу, будто решая, не пытается ли незнакомец над ним подшутить.

— Нет, я племянник Бильбо. Я живу с ним, и он обо мне заботится.

— Это хорошо, — значительно ответил Торин. — Бильбо умеет заботиться о тех, кто ему дорог.

Похоже, именно это заявление завоевало сердце мальчика, и он расплылся в дружелюбной улыбке.

— Фродо Бэггинз, к вашим услугам! — тут же вспомнил он о хороших манерах.

— Торин Дубощит, к твоим, — с серьезным видом поклонился в ответ гном.

— Хотите чаю? — вежливо предложил Фродо. — У нас еще остались пироги, а даже если и нет, дядя Бильбо вкусно готовит.

— Да, я это прекрасно помню, — встрял в разговор Двалин. — Что же, мастер Бэггинз, накормите вы нас ужином или так мы и простоим всю ночь в прихожей?

Бильбо тут же сорвался с места, подхватил дорожные сумки, что Двалин свалил посреди коридора, и поспешил переложить их в сторону.

— Конечно-конечно! Проходите, сейчас я соберу на стол, нам с Фродо и самим нравится иногда перекусить перед сном, правда, мальчик мой?

— Да, дядя Бильбо! — обещание еды, казалось, развеяло последние сомнения Фродо.

— Спасибо, — сказал Торин им обоим, а Двалин лишь что-то пробурчал и широкими шагами направился в сторону кухни, и Бильбо не сомневался, что по дороге тот непременно заглянет в кладовую. Мысленно Бильбо уже продумывал, что же подать на ужин — у него было полно сосисок, немного копченой свинины и спелых томатов — это были единственные овощи, которые Двалин признавал съедобными.

---------------------------------------


Бильбо никогда бы не подумал, но застольные манеры Двалина со временем стали еще хуже. Он отправлял еду в рот руками, а если и брался за вилку, то орудовал ею как лопатой. И конечно же, Фродо с упоением следил за этим зрелищем, и даже хмурое выражение Двалина не способно было умерить его любопытства.

Торин ужинал, как и подобает королю, однако в его манерах проскальзывала едва заметная спешка едока или очень голодного, или старательно выражающего свое одобрение стряпне хозяина. Бильбо решил, что он прав в обоих случаях, и был рад, что может порадовать своими кулинарными талантами этих двоих гостей, а не толпу назойливых соседей.

Когда же гости с сытыми вздохами отодвинули от себя тарелки и удобно устроились с кружками, в которые Фродо добросовестно подливал чай, Бильбо уже едва мог усидеть на месте от любопытства. Подумать только, что могло привести Торина и Двалина в Шир?

Но, конечно же, Фродо опередил уже готовые сорваться с его языка вопросы.

— Вы — те самые гномьи друзья дяди Бильбо? — потребовал ответа мальчик, разглядывая гостей.

— Да, по крайней мере, мне хотелось бы считать себя его другом, — ответил Торин. Фродо, к общему удивлению, тут же вскарабкался к гному на колени. Мальчик всегда отличался смелостью и непосредственностью, но с незнакомцами предпочитал держаться на расстоянии. Бильбо попытался забрать его, но Торин лишь отмахнулся и усадил маленького хоббита так, чтобы тот мог со всей своей детской серьезностью смотреть ему в лицо.

— И вас взаправду чуть не слопали тролли? — продолжил расспросы Фродо. Торин изо всех сил старался не улыбнуться, а Двалин расхохотался и хлопнул здоровенным кулаком по столу так, что подпрыгнуло столовое серебро.

— Точно! — раскатисто пророкотал он. — А я уж было забыл!

— Да, не самый приятный момент в нашем путешествии, — согласно кивнул Торин, искоса глядя на Бильбо. — Но твой дядя сумел доказать свою сообразительность и спасти всех нас. Неудивительно, что он решил рассказать тебе эту историю.

— Он мне рассказал много разных историй. Он говорил, вы побывали в пещерах гоблинов, летали на орлах и сражались с драконом!

— Да, да и да, — рассмеялся Торин и продолжил тихим голосом, многозначительно глядя на Фродо: — А он рассказывал тебе, что в пути на нас напали пауки? Или как он помог нам выбраться из плена у эльфов?

Фродо закивал так часто, что челка полезла в глаза.

— Да! Так это правда? Дядя бился с пауками и поэтому назвал свой меч Жало?

— Сомневаешься в словах старших, мальчишка? — недовольно пробурчал Двалин, но Торин одним брошенным в его сторону тяжелым взглядом заставил того умолкнуть.

— Все это правда. — Торин перевел на Бильбо полный тепла взгляд. — Наш взломщик — настоящий герой.

— Ну, не такой уж я и герой. — Бильбо слабо улыбнулся в ответ, старательно не замечая разлившуюся по телу щекотную волну. Это все переизбыток чая, уговаривал он себя.

— А теперь ты оспариваешь слова короля, — устало покачал головой Двалин. — Я вижу, это у вас семейное.

— Так вы — король? — Глаза Фродо вмиг стали размером с блюдца.

— Самый настоящий, — твердо ответил за Торина Двалин. — Так что веди себя как следует, малец.

Фродо кивнул, но тут же, позабыв об обещании, заерзал на коленях Торина.

— А это что, меч? — спросил он, указывая пальцем на выглядывающую из-за спины гнома рукоять Оркриста. — У вас тоже есть меч, как у дяди Бильбо?

— Есть, — сказал Торин и, опустив Фродо на пол, потянулся к рукояти. Услышав тихое шипение, с которым клинок вышел из ножен, Бильбо вздрогнул от нахлынувших воспоминаний. На мгновение он прикрыл глаза, и ему почудилось как привычно оттягивает пояс Жало. — Трогать нельзя, только смотреть, akhûnith, — предупредил Торин, протягивая мальчику Оркрист.

Но слова его были излишни — Фродо без подсказки убрал руки за спину и для надежности крепко сцепил пальцы, а потом наклонился поближе и стал жадно разглядывать клинок. Оркрист был все таким же прекрасным, каким Бильбо его помнил, ни одной отметины, ни одной царапины, и Бильбо нестерпимо захотелось вместе с Фродо просто полюбоваться клинком.

Наконец Фродо оторвался от меча и хмуро посмотрел на Торина:

— Он совсем не похож на меч дяди Бильбо.

— Нет! Хорошо, что тебе достались зоркие, как у дяди, глаза, и ты сумел разглядеть, что клинок короля и близко не похож на тот перочинный ножик! — рассмеялся Двалин.

Дыхание Бильбо перехватило от негодования.

— Не обращай на него внимания, — со вздохом покачал головой Торин и искоса глянул на Двалина. — Похоже, в дороге у него помутился рассудок.

— Да уж, рассудок мой помутился ровно тогда, когда я оставил Эребор с его мягкими кроватями и потащился в Шир, — фыркнул тот.

— А зачем, собственно… — тихо пробормотал Бильбо.

— Меч твоего дяди не похож на мой, — перебил его тихий вопрос Торин, убирая Оркрист в ножны. — Но он сослужил ему добрую службу и не раз спасал всех нас. — Торин снова наклонился к Фродо и заглянул ему в глаза. — Никогда не забывай, что важен не меч, а рука, которая им владеет.

И судя по преисполненному восхищенного обожания лицу мальчика, этот урок он не забудет уже никогда.

---------------------------------------


Меч вернулся на место, перед гостями появились новые напитки и десерт, грязная посуда заполнила раковину — только тогда Бильбо наконец смог устроиться за столом. Он сидел и цедил крохотный бокал красного вина, ведь выпитого за сегодня чая ему хватило бы на месяц вперед, а Двалин, скорее всего, мог прикончить бочонок эля, притащенный из кладовой, самостоятельно.

Пока Бильбо убирал со стола, Фродо снова забрался к Торину на колени и теперь клевал носом, устроившись в надежных объятиях гнома и сжимая в кулачке ворот его рубашки.

Как только мальчик стал поудобнее зарываться лицом в плечо Торина и слюнявить во сне дорогую ткань, Бильбо понял, что пришло время для решительных действий.

— Давай его сюда, пойду уложу его в постель.

Но Торин лишь покачал головой и аккуратно поднял Фродо на руки — тот, не просыпаясь, обвил его шею.

— Просто отведи меня в его комнату, — прошептал Торин.

Что ж, Бильбо не нашел ни одной причины, почему это королям нельзя укладывать маленьких хоббитов в кровать, поэтому провел Торина в комнату, откинул покрывало с постели и помог устроить в ней сопящего Фродо. Торин накрыл мальчика одеялом до самого подбородка, пригладил складки, и взгляд его при этом был до странного мягким.

Бильбо тяжело сглотнул застрявший горле ком: ему не составило особого труда понять, кого Торину напомнил Фродо. Они неслышно вышли из комнаты: Бильбо — бесшумно на своих легких хоббичьих ногах, а Торин — старательно ступая потише в тяжелых сапогах гномьей работы.

Они вернулись на кухню, и Бильбо с удивлением заметил, что Двалин успел ополовинить банку с печеньем и теперь стоял у полки, с хрустом уминая остатки сладостей.

— Я смотрю, ты печенье держишь на прежнем месте, — пробубнил он, посыпая бороду крошками. — Вкусное оно у тебя. Вот, и мальцу оставил.

— Как мило с твоей стороны, — заметил Бильбо, оглядывая банку с сиротливо приютившейся на дне парой печенек.

Торин с плохо скрываемым многострадальным стоном опустился на стул.

— Фродо хороший мальчик, вежливый. Любопытный, а это признак живого ума. Как получилось, что он живет с тобой? — Он послал в сторону Бильбо цепкий взгляд. — Сначала я подумал, что он твой сын, но Фродо слишком взрослый. Или ты где-то спрятал его, когда ушел с нами в Эребор?

Вино у Бильбо было что надо, но вдруг закислило на языке, стоило ему вспомнить о случившемся.

— Нет, он не мой сын, но приходится мне кровным родственником. Фродо живет со мной уже год. Его родители погибли около полутора лет назад, несчастный случай. — Бильбо повернулся к Торину и вопросительно приподнял бровь: — Ты ведь помнишь, что хоббиты — прескверные пловцы?

— Да, что-то такое припоминаю, — на короткое мгновение улыбнулся он самым краешком губ.

Бильбо кивнул и отпил еще глоток вина.

— Родители Фродо не были исключением, но обожали кататься на лодке. Что-то произошло на воде, и они оба утонули.

— Тяжелый удар для такого маленького ребенка, — глухо сказал Двалин, заставив Бильбо вздрогнуть от неожиданности, и отхлебнул из кружки.

— Не то слово… — согласно проговорил Бильбо. — Мать Фродо была такой замечательной хоббитянкой, мне ее очень не хватает. Фродо одно время жил с другими родственниками, но… — Губы Бильбо сжались в тонкую ниточку от нахлынувших воспоминаний о том, каким бледным и безразличным ко всему оказался мальчик в их первую встречу — он больше походил на привидение, чем на живого ребенка. Как оказалось, дети Саквиль-Бэггинзов характерами пошли в их дражайшую матушку, и Бильбо решил, что не может ни на день дольше оставлять Фродо в их доме. — Пришлось кое-кого уговорить, даже немного раскошелиться, но в конце концов мне разрешили забрать Фродо к себе.

— Ты хорошо о нем заботишься, — тихо сказал Торин, и в глазах его Бильбо вновь увидел это странное, мягкое тепло, от которого он залился румянцем и поспешил отпить глоток вина.

— Я стараюсь, — согласился он и демонстративно кашлянул — не проделали же эти столь долгий путь, только чтобы поболтать о его осиротевшем племяннике. — А как продвигается восстановление Эребора? И что остальные, как поживает компания?

— Работы идут своим чередом. Дракон залег в сокровищнице, и большая часть города осталась невредимой, лишь кое-что обветшало со временем без заботливых рук, — рассказал Торин. — Что ни день, новые путешественники стекаются к вратам — те, что пришли в давным-давно покинутый дом, и те, кто хочет обрести новое пристанище.

Из угла, где сидел Двалин, раздалось глухое ворчание. Очевидно, ему было что сказать по этому поводу, но делиться своими соображениями он не пожелал, а пробурчал их в кружку, и Торин продолжил:

— Что же до остальных… — Он не спеша набил и раскурил трубку, пока Бильбо, сгорая от нетерпения, ждал рассказа о том, как устроились в Эреборе его друзья. — Все живы-здоровы. Бофур, Бифур и Бомбур, хоть и получили в награду несметные богатства, вернулись к своему ремеслу и радуют детей Эребора и Озерного города игрушками.

Бильбо улыбнулся, вспоминая открытое лицо Бофура. Ему нетрудно было представить, с каким удовольствием тот, должно быть, дарил ребятне вроде Фродо плоды своих трудов. Бильбо на мгновение задумался, а какие игрушки выходили из рук Бифура, но решил на всякий случай не спрашивать.

— Ори решил стать подмастерьем у ученых мужей, — вдруг продолжил разговор Двалин. — Он парень толковый. Дори кудахчет над ним, как наседка. А Нори… — Он кисло скривился. — Нори вечно попадает в передряги, ничему его время не учит, но хоть теперь у него достаточно золота, чтобы выкупать себе свободу.

— К Глоину приехали жена с сыном. Оин живет с ними, — сказал Торин задумчиво. — У них все хорошо, но я теперь редко их вижу.

— А Балин? — спросил Бильбо, немного обеспокоенный тем, что до сих пор о нем ни словом не обмолвились. Балин был уже очень немолод, даже в самом начале их путешествия. — Как он?

— Мой брат вновь занял пост советника короля, — пренебрежительно фыркнул Двалин. — Он сейчас в Эреборе, щебечет над ухом наместника, само собой. Сказал, что не может поехать с нами, кому-то хоть с крупицей мозгов надо было остаться под горой.

— И он прав, — спокойно заметил Торин. — Я доверяю Даину править в мое отсутствие, но никакой правитель не должен оставаться без советника, когда принимает серьезные решения.

Настал подходящий момент для того, чтобы спросить, а зачем, собственно, они пустились в это путешествие. Хотя Бильбо был донельзя рад принять их у себя и пригласить за стол, его не отпускало любопытство, что заставило этих двоих проделать столь долгий путь, и не куда-нибудь, а в Шир! Может, у них дела в Синих горах, но тогда почему Торин не послал кого-нибудь, а поехал сам?

Но прежде чем Бильбо смог наконец задать мучавший его вопрос, рот Двалина распахнулся в непомерном зевке, который при всем желании невозможно было прикрыть его здоровенной ладонью. Опешивший Бильбо глянул на часы — неудивительно, что его гости устали, это после такой-то дороги.

— Ох, что же это я! — встрепенулся он, подскакивая со стула. — Да вы же с ног валитесь от усталости. Идемте, я провожу вас в гостевые спальни…

— Думаю, мы помним, где они, — проговорил Двалин, в очередной раз зевнув. — Ложись, мы сами справимся.

— Ну нет, дай мне хотя бы создать видимость, что я хороший хозяин, — возмущенно запротестовал Бильбо. — Идемте, вот сюда… Отдыхайте, спите, сколько хотите, а как проснетесь, я приготовлю вам завтрак.

— Помнится, в прошлый раз мы вповалку лежали у камина, — пророкотал Двалин, искоса поглядывая на Торина. — Но короли — существа изнеженные, им подавай мягкую постель.

От крепкого подзатыльника по коридору пролетело эхо, и Бильбо поспешил убраться подальше от гневного взгляда Торина, хоть обращен он был и не на него.

— Как путешествие со мной в одной компании привело к столь удручающей непочтительности?

— Когда в дороге справляешь нужду в одних кустах, почтительность как-то сама собой остается на обочине, — небрежно ответил Двалин, и Бильбо залился румянцем. В самом деле, такие прелести путешествия зачастую не упоминали, когда рассказывали о приключениях. В конце концов, всем так или иначе приходилось отвечать на зов природы, и очень быстро Бильбо узнал, что не всегда в дороге можно найти подходящий лесок, чтобы спокойно в нем спрятаться.

— Если бы только это не разбудило мальчика, я бы показал тебе, какое я изнеженное существо, — сурово пригрозил Торин.

Бильбо решил, что самодовольная улыбка, заигравшая на губах Двалина, точно будет отныне преследовать его в кошмарах.

— Горазд же ты обещать, — нараспев протянул Двалин и скрылся за дверью ближайшей спальни. — Посмотрим, какие угрозы ты приготовишь для меня с утра и как воплотишь в жизнь.

Торин буравил взглядом плотно закрытую дверь до тех пор, пока Бильбо, привлекая к себе внимание, не кашлянул у него за спиной.

— А когда-то он был таким верным стражником, — вздохнул Торин, качая головой. Раздражение в голосе его сменилось усталым смирением.

— Зато теперь он, похоже, стал верным другом, — задумчиво заметил Бильбо, и Торин лишь улыбнулся.

— Да, ты прав. Жаль, что придется с утра отрубить ему голову, — согласился он. — Что ж, спокойной ночи, — Торин кивнул Бильбо и прошел в свою комнату, не заметив ошарашенных глаз хоббита. Нет, отрубание голов поутру отобьет охоту завтракать у всего Шира на ближайшие лет десять.

Ну, на неделю уж точно.

Бильбо и самому пора было ложиться, раннее утро и затянувшийся вечер давали о себе знать, наполняя тело усталостью. Но из кабинета к нему взывали пустые страницы, умоляя прийти и уделить им внимание, и Бильбо поддался их зову и с одинокой свечой в руках тихонько прошлепал к столу.

Голос Торина все еще звучал в его голове, когда он выводил на бумаге слова, вместо истории о троллях складывая сказание об Эреборе и о гномьем принце, о его потерянном доме и вынужденном скитаться народе и о его упрямом желании вернуть утраченное. Он писал о силе, и преданности, и о горечи утрат, пока свеча не превратилась в крохотный огарок, а лишенные отдыха глаза не стали болеть — только тогда Бильбо отложил перо и отправился спать.

@темы: hobbit, thilbo, переводы, рейтинг: r, фанфики

URL
Комментарии
2015-05-07 в 16:41 

Bacca.
Рано или поздно, так или иначе
:heart::heart::heart:
и здорово что указан рейтинг, а то я тегов АОЗ не понимаю.

2015-05-09 в 21:04 

Ural Lynx
Дикая, но симпатишная (с)
saern, ну что же, уррааааа!!! :ura: :dance2: С почином, как говорится! И пусть всё получится! :heart:

2015-06-16 в 13:05 

Лериме
Чудесная какая история! Надеюсь, вы ее продолжите.

   

a cup of syrup and other stuff

главная