21:46 

Дорога, что привела нас домой - Глава 2 (The Road Delivered Us Home)

saern
-А что происходит? -Мы подсоединили синий провод...
Название: Дорога, что привела нас домой
Оригинальное название: The Road Delivered Us Home ( archiveofourown.org/works/679152/chapters/12447...)
Автор: keelywolfe (разрешение на перевод получено)
Рейтинг: R
Пейринг: Торин Дубощит/Бильбо Бэггинз
Бета: Ural Lynx
Описание: Прошло несколько лет с тех пор, как Бильбо покинул Эребор. За это время он обустроился в Бэг-Энде, подрастерял былое уважение соседей и приобрел племянника. Бильбо распрощался с приключениями ради тишины и покоя уютной хоббичьей норы и заботы о ребенке. Но, быть может, на этот раз приключения сами постучатся к нему в дверь?


Глава 2


Ночь Бильбо прошла беспокойно — сны его были мешаниной обрывков полузабытых воспоминаний, где правдивых, где не очень, и на этот раз вины непоседливого племянника в том, что проснулся он до рассвета, не было. Бильбо попрощался с мыслью хорошенько отдохнуть, встал с постели, когда все вокруг было залито серым утренним светом, и отправился на кухню разводить огонь в очаге. Гости, подумал Бильбо, да и Фродо заодно, захотят поспать подольше после вчерашнего позднего вечера, поэтому поставил на стол доверху наполненную булочками миску и устроил на плите наполненный водой чайник.

Его собственный живот в кои-то веки вел себя тихо, обильные возлияния и полночный ужин притупили чувство голода, поэтому Бильбо ограничился одной булочкой, едва-едва намазанной вареньем, и ушел в свой кабинет. Чернила на исписанных им с такой заботой и прилежанием страницах успели высохнуть, Бильбо открыл чистый лист и взялся за перо.

Рожденные теплом вчерашней встречи слова легко ложились на бумагу. Он писал, отдавая всего себя новым строчкам, не замечая ни тихих голосов, ни запаха свежезаваренного чая, доносящихся из кухни, пока Фродо аккуратно не поставил еще исходящую паром чашку рядом с его локтем.

Бильбо, не поднимая головы от книги, рассеянно поблагодарил мальчика, но вскоре понял, что тот никуда не делся, а так и стоит у стола, раскачиваясь с пятки на носок.

— Я одет! — произнес Фродо, словно приглашая Бильбо полюбоваться на это небывалое зрелище.

— Вижу.

Однако мальчика такой ответ, судя по всему, не устроил, потому что Фродо поспешил разъяснить непутевому дяде:

— Теперь мы можем пойти на рынок. Я одет и жду, когда ты тоже будешь готов.

Готовым к выходу из дома Бильбо назвать было сложно — он сидел, сгорбившись над новой страницей, в домашнем халате и с пером в руке. Ему удалось записать от силы четверть рассказа о том, как в норе появился первый гном — Двалин — и очень не хотелось прерываться сейчас, когда слова, казалось, сами собой сплетались в повествование.

— Давай сходим за покупками чуть позже, Фродо? — с надеждой в голосе предложил Бильбо. — Я очень хочу закончить эту главу сегодня.

— Но дядя Бильбо, мы же всегда ходим на рынок в среду, — тихонько проговорил Фродо.

Сердце Бильбо болезненно сжалось в груди. У них с Фродо и в самом деле появилась привычка ходить на рынок посреди недели. В среду Панси Брейсгирдл пекла кунжутные пироги, и им всегда удавалось отхватить себе парочку ломтиков, чтобы потом съесть их, прогуливаясь между торговых рядов и рассматривая диковинные товары.

К тому же у них дома гости, а гномы, когда проголодаются, в вопросах поглощения еды заткнут за пояс любого хоббита. Да, подумал Бильбо, тоскливо глядя на недописанную страницу, им определенно придется отправиться на рынок. Однако от невеселых размышлений его отвлек раздавшийся из коридора гулкий голос.

— Мы с Двалином можем сходить с ним, — сказал Торин, заходя в кабинет. И вновь что-то екнуло в сердце Бильбо, но уже совершенно по иной причине. Торин был одет в простую синюю рубашку с искусно расшитыми рукавами и туго зашнурованным воротом. Он подпоясался ремнем с простой пряжкой, совсем не похожей на те причудливые произведения гномьего искусства, что Бильбо видел на нем раньше. Но самое примечательное — на нем не было доспехов; Бильбо не помнил, случалось ли подобное даже в отвоеванном Эреборе.

Торин был невероятно хорош собой, и Бильбо не сразу уловил смысл сказанного.

— Вы… Вы с Двалином?! Ох, батюшки, нет… Я не позволю тебе… — Бильбо принялся заикаться от одной мысли о том, как это его гости отправятся за покупками.

Во взгляде, которым Торин одарил его, читалась знакомая смесь усталого недовольства и уязвленной гордости, будто гнома коробило от одного намека на то, что Бильбо может ему что-то там позволить или запретить.

— Мы с Двалином прожили среди людей много лет, и да, иногда нам случалось покупать себе еду, — заметил он сухо. — Уверен, мы не заблудимся на вашем крохотном рынке.

— Да, но… — попытался убедить его Бильбо, но личико Фродо уже светилось от радости. Должно быть, мальчик представлял, как гордо будет вышагивать между торговых рядов и хвастаться всему Хоббитону своими новыми друзьями. — Вы же мои гости…

— Я гость здесь не больше, чем ты был им в Эреборе, — ответил Торин, и от тепла в его голосе по спине Бильбо прокатилась волна дрожи.

— Что ж… — Он снова с тоской оглянулся на раскрытую книгу. — Пожалуй, не помешает прикупить кое-что к ужину.

— Я за курткой! — Под их удивленными взглядами Фродо довольно хлопнул в ладоши и выбежал из комнаты, едва не врезавшись на бегу в Двалина.

— Куда это он полетел, новые шишки набивать? — пробурчал Двалин, и Бильбо заметил, что он-то с доспехами не расстался.

— Мы идем с ним на рынок, — ответил Торин тоном, полным беспечности и наигранного нетерпения, и с такой силой хлопнул Двалина по плечу, что тому невольно пришлось сделать шаг вперед, чтобы сохранить равновесие. — Составь нам список покупок, и мы справимся, — повернулся он к Бильбо, намеренно не замечая мрачного неудовольствия друга.

Бильбо выудил клочок бумаги и принялся записывать продукты, которые стоило бы прикупить к ужину, но в самом начале списка нацарапал напоминание о кунжутных пирожках для Фродо. Он искоса глянул на гномов — Торин выжидающе смотрел на него, а Двалин… Двалин буравил его своим обычным хмурым взглядом.

— Может, мне все-таки пойти с вами… — протянул Бильбо, прикусив губу.

— Бильбо, — прервал его метания Торин, вложив в одно слово все свое нетерпение и недовольство. Бильбо, принимая поражение, поднял руки и протянул ему наспех составленный список.

— Ну ладно-ладно! Только вот можно ты никому не будешь говорить, что ты король?

— С каких это пор мой король должен стыдиться своего происхождения? — прорычал Двалин.

— Я просто не хочу неприятностей и непонимания! У хоббитов в Шире все по-простому, мы не привыкли, чтобы к нам на рынок захаживали короли и бывалые воины.

Двалин принялся медленно багроветь от гнева, но Торин лишь нетерпеливо от него отмахнулся.

— Оставь. Мы здесь, чтобы повидаться с Бильбо, а не устанавливать свои порядки и досаждать его соседям. Мы просто Торин и Двалин, гости Бэг-Энда, пришли на рынок за парой мелочей, — кивнул он, и Бильбо оставалось только покориться судьбе, таким царственным получился этот кивок. Да уж, попроси Торина не называться королем. Может, ему заодно предложить Двалину перестать дышать или поцеловаться с эльфом?

Но раздавшийся из коридора топот босых пяток Фродо не дал Бильбо окончательно передумать.

— Мы скоро вернемся, — ласково улыбнулся Торин мальчику, осторожно направляя его за плечо к двери.

Ох, если б только на душе у Бильбо не скреблись кошки…

Бильбо снова уселся за стол и тут же погрузился в работу над книгой. Он, тихонько хихикая, только-только подошел к рассказу о том, как гномы стали перебрасываться посудой, как в дверь постучали. Солнце было уже высоко в небе, Бильбо не заметил пролетевшего времени. Он легко спрыгнул на пол и поспешил открыть дверь, чувствуя, что к нему возвращаются тревоги и сомнения.

На пороге его ждали гномы, нагруженные всяческими пакетами и свертками так, что даже Двалин нетвердо стоял на ногах под их весом. А может, все дело было в маленьком хоббитенке, от которого Бильбо не мог отвести удивленных глаз, потому что тот как ни в чем не бывало сидел на широком плече Двалина, одной липкой рукой обхватив лысую голову, а другой сжимая такой здоровенный кусок кунжутного пирога, что им запросто можно было накормить троих ребят.

— Что… Что вы натворили? — простонал Бильбо, быстро отступив в сторону, чтобы Двалин смог, пригнувшись, зайти в нору и втащить внутрь свою ношу.

— Странный у вас рынок, — спокойно ответил Торин, перешагивая порог вслед за Двалином. — Поначалу мне даже показалось, что сегодня он закрыт. Ни один лавочник не мог нам ничего продать. Но Двалин перекинулся с торговцами парой слов, и вдруг оказалось, что товаров у каждого с избытком. Все рады были нам угодить и не желали брать денег. Похоже, Гэндальф был прав, хоббиты необычайно дружелюбные создания.

Бильбо стоял как громом пораженный и наблюдал, как гости деловито перетаскивали покупки в кладовую.

— Ну все, меня точно выгонят из Шира, — пробормотал он, мысленно уже собирая им с Фродо рюкзаки со всем необходимым, на случай если придется посреди ночи спасаться бегством.

— Разумеется, я им все равно заплатил, — продолжил Торин. — Не хочу, чтобы думали, будто мы пользуемся их щедростью.

— Мастер Двалин был такой громкий! — весело заявил Фродо со своего насеста, уминая пирог за обе щеки.

— Самую малость, — ворчливо согласился Двалин и сделал вид, что не заметил, как Бильбо протянул мальчику руки, чтобы ссадить его с гномьего плеча.

— Да, самую малость… — хмуро глянул в сторону друга Торин. — И обещал, что впредь будет вести себя тише.

— Дядя Бильбо, — со всей возможной серьезностью спросил Фродо, — а что такое «толстозадый скупердяй»?

Если раньше у Бильбо еще оставались надежды, что его не выставят из Шира, то теперь они окончательно улетучились. В ужасе он перевел взгляд на Торина, не сразу заметив маленький сверток, который тот ему всучил.

— Кхм, а еще он пообещал, что будет следить за своим языком, — пряча улыбку за приступом кашля, сказал Торин.

— Чистая правда, — немногословно подтвердил Двалин и утопал в кладовую, так и не ссадив с плеча заливисто смеющегося и прилипшего к нему, словно пиявка, Фродо. Бильбо ничего не оставалось, как стоять в коридоре, мять в ладонях сверток и смотреть, как Король-под-Горой перекладывает в хлебницу свежую выпечку.

— Не хочешь посмотреть, что там? — вежливо спросил Торин, и Бильбо наконец обратил внимание на обернутый коричневой бумагой сверток. Узелок легко подался, и глазам Бильбо предстал щедрый кусок кунжутного пирога, нарезанный на аккуратные ломтики.

— Его попросила передать одна юная особа, — заметил Торин старательно безразличным тоном и сложил парочку призовых томатов с фермы Маггота в миску к овощами, выращенным самим Бильбо.

— Ах да… — кивнул Бильбо. — Удивительно, что она вообще нашла для вас кусочек, ее пирог пользуется бешеным спросом. Мы с Фродо специально приходим пораньше, чтобы успеть купить хоть ломтик.

— Мне показалось, она завернула его специально для тебя, — продолжил Торин тем же небрежным тоном, разглядывая покупки с не меньшим вниманием, чем смотрел бы на врагов на поле боя.

Бильбо закашлялся, неловко заворачивая пирог обратно.

— Может, ты и прав. Только вот, боюсь, зря она все это затеяла.

— Неужели? — словно мимоходом поинтересовался Торин, однако его острый, как клинок, взгляд впился в Бильбо, не желая упустить ни малейшей детали.

— Да. Юные ширские девушки меня не интересуют, — самым уголком губ улыбнулся Бильбо, — какой бы прекрасной ни была их выпечка.

Торин лишь тихо хмыкнул, скорее из сочувствия, нежели соглашаясь с ним.

— Гулять по рынку с Фродо было одно удовольствие. Он хороший мальчик.

— Это точно, — лицо Бильбо осветилось широкой любящей улыбкой, однако она тут же померкла, стоило ему повернуться и увидеть, как неподвижно замер Торин, тяжело опершись о шкаф.

— Он напоминает мне Фили и Кили, — тихо проговорил Торин полным горечи голосом, но Бильбо знал это и так. Он, не задумываясь, подошел ближе и коснулся рукой груди гнома.

— Я тоже очень часто думаю о них, — мягко сказал Бильбо. Об их озорных улыбках, о неукротимости в битве, о том, как рьяно защищали они свою семью и друзей. Тот день, когда их задорный смех умолк навсегда, Бильбо старался не вспоминать.

— Каждый день… — признался Торин, кладя свою большую ладонь поверх руки Бильбо. Бильбо не знал, сколько времени они простояли вот так, в разделенной на двоих тихой скорби глядя друг другу в глаза. Торин словно искал что-то в его взгляде, но что именно, Бильбо не мог понять, а его ладони, прижатой к сердцу гнома, было тепло и уютно.

А потом тяжелую тишину разбил заливистый смех и топот маленьких детских ножек — в кухню влетел Фродо, взъерошенный и с усыпанной крошками рубашкой.

— Ты видел? — затараторил мальчик. — Госпожа Панси передала нам пирог специально для тебя! Она никогда-никогда так не делает, но Торин сказал ей, что…

— Неужели мне придется раскладывать продукты в одиночку? — громко спросил Торин, отпуская ладонь Бильбо. — А мне-то казалось, дядя научил тебя, что нужно помогать старшим.

— Я помогу, — с готовностью закивал Фродо. — Я хороший помогальщик.

— Помощник, — мягко исправил Торин, а потом повалился на скамью с деланно усталым вздохом. — Как мне повезло, что ты пришел, я так вымотался...

— Вам плохо? — широко распахнув взволнованные глаза, Фродо подошел ближе. — Вы несли слишком тяжелые свертки? Дядя Бильбо как-то раз тоже так заболел, ему пришлось три дня никуда не ходить, и не наступать на ногу, и…

Кухню заполнил дикий визг — Торин подхватил Фродо на руки и принялся щекотать мальчика, пока тот не зашелся в безудержном смехе.

Бильбо наблюдал за ними, тихо улыбаясь, и, если в этой улыбке нет-нет да и проскальзывала грусть, никто ничего не спрашивал. Потом Торин отпустил Фродо на пол, и они торжественно стали разворачивать сверток за свертком, а Бильбо вновь подумал о двоих озорных гномьих ребятах, о том, как им, должно быть, весело было играть со своим обожаемым дядей.

— Не сюда, — проворчал Торин, не имея ни малейшего понятия, куда повернулись мысли Бильбо. — Твой дядя не терпит беспорядка в кладовой. Давай и мы убедимся, чтобы все лежало на своем месте.

— Хорошо, — согласился Фродо и с серьезной мордашкой передвинул пакет с печеньем на нужную полку. — Дядя кладет печенье в банку на столе.

— Думаю, будет лучше, если мы спрячем их тут, — прошептал Торин мальчику на ухо и — да быть такого не может! — хитро подмигнул Бильбо. — Иначе Двалин съест их еще до ужина.

Фродо захихикал и послушно задвинул пакет с печеньем за большую миску с яблоками.

Бильбо вздохнул, грусть понемногу отступала — быть может, не только Фродо напоминал ему порой Кили и Фили.



После похода на рынок восхищение Фродо Двалином только усилилось, что же творилось в голове у гнома, Бильбо точно не знал, но, похоже, тот, не раздумывая, назначил себя кем-то вроде стража для мальчика и теперь, словно огромная серая тень, всюду сопровождал беспечно скачущего Фродо.

Когда же Фродо, преисполненный горделивой радости, представил Двалина друзьям, Сэмвайз лишь скромно улыбнулся и настороженно посмотрел на гнома огромными карими глазищами, в то время как негодник Мериадок окинул Двалина с ног до головы придирчивым взглядом и заявил:

— Я тебя уделаю!

И в доказательство своих слов тут же саданул его под коленку.

Двалин повалился на землю, картинно корчась от боли, а когда взволнованный Мерри, рассыпаясь в извинениях, наклонился над ним, схватил проказника и принялся щекотать до тех пор, пока его смех и визги не разнеслись по всему Ширу.

С того утра маленькие хоббитята ходили за Двалином по пятам, словно цыплята за наседкой, а когда однажды какой-то мальчишка не ответил на дружелюбное приветствие Фродо, Бильбо услышал, как гном многозначительно прорычал:

— Тебе пожелали доброго вечера!

Стоит ли говорить, что с тех пор и без того обходительные по природе жители Хоббитона вдруг стали образцами вежливости и благовоспитанности. Бильбо смолчал тогда и решил не вмешиваться, ведь, в конце-то концов, уроки хороших манер еще никому не повредили.

А сейчас ребятня собралась на вершине холма и весело играла с Двалином. Ну, если их возню можно было назвать игрой — Двалин держал в каждой руке по хоббитенку, а третий вцепился ему в плечи и карабкался по спине, словно гном был каким-то особенно волосатым деревом. Двалин стоически переносил забавы мальчишек, но Бильбо понемногу начинал волноваться.

— Зря он им такое позволяет, — обеспокоенно сказал он Торину. — Мальчиков потом будет не унять.

— Запрети детям к нему приставать, и Двалин начнет жаловаться еще громче, — покачал головой Торин. — Он точно так же вел себя с моими племянниками.

Гости ничего не рассказали Бильбо о своих дальнейших планах, и отчего-то он сам не спешил с расспросами. В его размеренной жизни вновь появились гномы, и спрашивать, когда они собираются продолжить путь, было для Бильбо все равно что спроваживать их восвояси. Бильбо решил, что лучше принять их как данность и просто продолжить заниматься своими привычными делами, будто за ним вовсе не ходит тенью гномий король.

Торин расположился на любимой скамейке Бильбо с трубкой в руке и стал наблюдать за тем, как тот пропалывал огород. Бильбо утер пот со лба выуженным из кармана платком — вечер выдался жарким. Торин в это время не сводил с него странного, какого-то напряженного взгляда, иногда оглядываясь на веселящихся вовсю детей.

Бильбо было непривычно видеть Торина таким… расслабленным. Спокойно сидящего и покуривающего трубку, не разодетого в королевские одежды, его можно было принять за обычного хоббита, только чуть более широкого в плечах и высокого. Бильбо представил себе Торина без бороды, зато с покрытыми шерсткой ногами, и невольно улыбнулся. Нет уж, с хоббитом его спутать было сложно.

Бильбо и рад был бы продолжить наслаждаться погожим солнечным вечером, но сорняки сами себя выпалывать не собирались, поэтому ему пришлось вернуться к огородничеству. Прошло несколько минут, и где-то на грядке со сладким горошком от пристального взгляда Торина Бильбо стало не по себе.

— Знаешь, ты мог бы мне и помочь, — предложил он.

Торин так и замер, не донеся трубки до рта, будто Бильбо вдруг обратился к нему на совершенно незнакомом языке. У гнома на лице редко появлялось столь смущенное выражение, и Бильбо оно отчего-то показалось очень милым.

— Я не знаю, с чего начать, — признался Торин.

— Да ладно тебе, — поддразнил его Бильбо. — Ты сражался с драконом, а тут боишься каких-то сорняков?

Это и решило вопрос. Нахмурившись похлеще грозовой тучи, Торин выбил трубку о подошву сапога, положил ее на скамейку и медленно, будто на собственную казнь, двинулся к Бильбо. Широким жестом тот указал ему на место рядом с собой, Торин опустился на колени и сурово оглядел растения.

— И что мы будем делать?

— Пропалывать огород, — объяснил Бильбо. — Хорошо расслабляет, между прочим.

— Пропалывать… — повторил Торин, словно пробуя новое заковыристое ругательство. Бильбо даже показалось, что тот слово «эльф» произносил порой с большей симпатией.

— Да, пропалывать. Надо избавиться от всех сорняков, которые угрожают моим овощам. Вот, видишь? — Бильбо выдернул из земли стебелек чертополоха.

— Я только и вижу, что целую грядку какой-то зелени.

— Ну, тогда выдергивай всю зелень, что не похожа на кустики томатов.

Торин медленно принялся за дело, осторожничая над каждым ростком, дожидаясь утвердительного кивка от Бильбо, прежде чем тянуть его из земли. Но со временем в его движениях появилось больше уверенности, и на грядке не осталось ни одной ненужной травинки. Руки и рукава его рубашки перепачкались в земле, но Торин этого не заметил, избавляя огород Бильбо от сорняков с тем же рвением, с которым истреблял бы орков.

— Ты говорил, это твои призовые томаты? — спросил он, утирая рукавом льющийся со лба пот.

— О да, — гордо ответил Бильбо. — Вот уже десять лет подряд. Ну, за исключением того года, что я провел, путешествуя с вашей честной компанией.

— У тебя хороший сад.

— Ты понятия не имеешь, о чем говоришь, но я приму слова за комплимент и порадуюсь тому, что ты хотел сделать мне приятное. Да, эти томаты — моя гордость. Но видел бы ты мою капусту! Морковка тоже уродилась в этом году, а вот клубнику погубили ранние заморозки. У меня еще растет мой собственный табак, но поверь, курю я его из чистого упрямства, он ни в какое сравнение не идет со «Старым Тоби». Тебе, должно быть, до смерти скучно… — смущенно улыбнулся Бильбо.

Торин выдернул еще один росток чертополоха, морщась от впившихся в пальцы шипов, и отбросил его в корзину.

— Ничто, чем ты интересуешься, не кажется мне скучным, — слабо улыбнулся он в ответ.

Наступила неловкая тишина. Бильбо почувствовал, что ему нужно что-то сказать, но прежде, чем он успел понять, что же произошло, и придумать достойный ответ, спокойствие теплого вечера вдребезги разлетелось от знакомого до боли визгливого окрика:

— Бильбо Бэггинз!

Бильбо вздрогнул и в который раз пожалел, что упустил шанс надеть кольцо и стать невидимым — Лобелия стремительной походкой уже поднималась по тропинке к саду. Одета она была так, будто собиралась на праздник, а не решила просто проведать родственников. В руках у нее был зонтик — по мнению Бильбо, совершенно бесполезная вещица, потому что кому-кому, а Лобелии, с ее вечно кислой физиономией, пошло бы на пользу хоть изредка бывать на солнышке. Зонт она держала, словно меч, и Бильбо не сомневался — будь ее воля, она с удовольствием вонзила бы его в сердце дражайшего родственника.

— Доброе утро, кузен, — любезно поздоровалась Лобелия, постукивая кончиком зонта по камням тропинки. Как такая миловидная хоббитянка временами могла быть сущей ведьмой, у Бильбо в голове не укладывалось.

— Доброе утро, Лобелия, — осторожно проговорил Бильбо. — Чем могу помочь?

— Я пришла повидаться с Фродо, — ответила она голосом, сочащимся наигранным дружелюбием и заботой. — Хороша была бы из меня тетушка, если бы я не интересовалась, как поживает мой племянник, ведь он живет тут один-одинешенек. Где этот маленький негодник? — Она огляделась по сторонам, словно ожидая, что мальчик вот-вот выползет из-под кустов. — Опять убежал играть в грязи с фермерскими детьми?

— Я бы не назвал Фродо негодником, — холодно заметил Торин. — В моем присутствии он показал себя очень вежливым, благовоспитанным ребенком.

Лобелия бросила в сторону Торина орлиный взгляд, будто только что его заметила, хотя слухи о гноме наверняка уже успели до нее долететь. Скорее всего, они-то и вдохновили ее на сегодняшний визит.

— В вашем присутствии, ну разумеется, — фыркнула она, разглядывая его грязную, потемневшую от пота рубашку. — Бильбо, я тебе поражаюсь. Живешь в одиночку в Бэг-Энде, привечаешь бездомных попрошаек, и это после той ужасной истории с приключением! — Последнее слово Лобелия выплюнула так, словно оно нанесло ей какое-то личное оскорбление. — Неудивительно, что от твоего доброго имени остались одни лоскутки. Попомни мои слова, я еще подниму вопрос о Фродо на следующей встрече с родичами. Да ты совсем забыл о приличиях, воспитывая его в таких условиях!

За их спинами раздался детский возглас.

Фродо, покраснев от готовых пролиться в следующее мгновение слез, что есть сил сжимал кулачки, а позади него, прячась за широкой спиной Двалина, стояли Сэмвайз и Мерри.

— Я не хочу уходить от дяди Бильбо!

— Фродо Бэггинз, не забывай, с кем разговариваешь…

— Фродо, — перебил ее Двалин. — Почему бы вам с ребятами не устроить набег на дядину кухню и не поискать себе что-нибудь перекусить, а? Беги, малыш.

Фродо с опаской оглянулся на него, но сделал, что было сказано, и увел за собой Сэма и Мерри. Стоило зеленой двери захлопнуться, как Двалин развернулся к Лобелии, возвышаясь над ней своей внушительной фигурой.

— Да ты… Ты… — заикаясь от негодования, проговорила она.

— Извинись перед моим королем, — коротко бросил ей Двалин.

— Двалин, — резко одернул его Торин, но закончить ему не дали заполошные крики Лобелии.

— Я не опущусь до извинений перед ворами и бродягами! Знаю я вас, гномов, и не собираюсь…

— Не для того я прошел с ним сквозь огонь и смерть, не для того сражался плечом к плечу и бился с драконом, не для того притащился в этот городишко, чтобы его оскорбляли такие, как ты, — пророкотал Двалин, и впервые в жизни Лобелия отступила. — А теперь извинись перед моим королем!

— Простите великодушно, — пробормотала она, делая шаг назад, даже не заметив, как выпал из рук ее зонтик. — Это досадное недоразумение.

Двалин медленно кивнул, и к великому облегчению Бильбо, кровожадной ярости в его взгляде поубавилось. Хотя, честно признаться, если бы не дети, он был бы не против, прояви Двалин инициативу и закопай Лобелию где-то в саду.

— И держись подальше от Фродо, — ледяным тоном добавил Двалин. — Он хороший мальчик, не воображала и не хлюпик. А будет и впредь поменьше общаться с такими, как ты, никогда ими не станет.

Лобелия, словно дикая кошка, захлебнулась раздраженным шипением, подхватила подол юбок и, позабыв зонтик в траве, поспешила убраться из сада.

Бильбо с таким удовольствием следил за ее бегством, что не сразу заметил, как Двалин, склонив голову, церемонно опустился перед ним на колени.

— Прости мне слова, сказанные твоей родственнице, — глухо проговорил Двалин, — но я не мог допустить подобного неуважения к моему королю.

Бильбо рассмеялся и хлопнул его по широкому плечу.

— Дружище, да я счастлив, что мне довелось это увидеть! Поверь, половина Шира задохнется от зависти, потому что они пропустили такое представление!

— Да уж, представление… — протянул Торин, и Двалин в одно мгновение словно врос в землю, не смея оторвать глаз от дорожки. — Тебе в голову не приходило, что я вообще-то способен самостоятельно защитить свою честь?

— От этой грымзы? — фыркнул Двалин. — Отстаивай свою честь в схватках с достойными противниками. Она — трата твоего времени.

— Да, моего бесценного, занятого огородничеством времени, — сухо заметил Торин. — Спасибо, но спасать меня от сорняков ты почему-то не бросился.

Но тут со стороны тропинки раздался новый окрик. Они повернулись и увидели, как к саду, отдуваясь, спешил Хэмфаст Гэмджи, раскрасневшийся и обеспокоенный.

— Мастер Бильбо! — задыхаясь, позвал он и, взбежав на холм, упер руки в колени и постарался перевести дыхание.

— Тише, тише, Хэмфаст… — Бильбо подошел к нему и осторожно положил руку ему на плечо. Хэмфаст на мгновение устало оперся на Бильбо, а потом выпрямился и принялся утирать пот со лба вытащенным из кармана платком.

— Уф, немножечко опоздал… — прокашлял Хэмфаст. — Видел, как она повернула к вам, хотел предупредить, — расстроенно покачал он головой и убрал платок обратно в карман бриджей, где тот повис, словно длинный красный хвост. — Ох уж эта дамочка, как она ведет себя с вами и Фродо, вы ведь ее семья! Нет, нехорошо так, никаких приличий!

— Ну, меня самого добропорядочным хоббитом не назовешь, — заметил Бильбо, криво улыбнувшись.

— Все сплетни и враки! — решительно заявил Хэмфаст. — Завистливые пересуды! Стоит молодому хоббиту пойти повидать мир, сделать что-то стоящее, как его тут же забывают и при встрече не здороваются! Да только что-то я не заметил, чтобы хоть кто-то отказывался от вашего золота. Нет, это все зависть надменных задавак!— Хэмфаст участливо заглянул Бильбо в глаза и сжал его ладонь. — Вы приютили Фродо, потому что любите и заботитесь о нем. Есть хоббиты, которые знают и видят, какой вы на самом деле, мастер Бильбо, не сомневайтесь.

— Спасибо, Хэмфаст, — благодарно ответил Бильбо и вдруг вспомнил, что в саду они вообще-то не одни. Он оглянулся на своих друзей, но Торин и Двалин следили за ним с совершенно непроницаемыми лицами, будто и вправду, как гласили легенды, были вытесаны из камня. — Хэмфаст… Это, хм… Это Двалин и Торин, мои гости, — тихо и неуверенно представил их Бильбо, не понимая внезапной холодной отстраненности своих друзей.

— Двалин? — оживился Хэмфаст. — Вы тот самый гном, о котором не умолкает Сэм? — Садовник расплылся в широкой улыбке, поспешил к Двалину и схватил его за руку. — Приятно познакомиться! С вами обоими! Не сомневаюсь, и мастер Бильбо, и мой мальчик, другом кого попало не назовут!

— Э… Кхм… — Двалин растерянно смотрел на то, с каким воодушевлением Хэмфаст трясет его ладонь в дружеском рукопожатии. — Так вы — отец малыша Сэмвайза…

— Да-да! Он наш младшенький. Мы с женой не ожидали еще детей, но мальчик получился — одно загляденье! Весь полдник трещал про вас, точно сорока.

— Двалин хорошо ладит с детьми, — заметил Бильбо, и гном залился жарким румянцем так, что покраснела даже его лысая макушка. — И даже успел сказать пару ласковых Лобелии.

— В самом деле? — воскликнул Хэмфаст. — Сам-то я не одобряю грубость, но если уж кто и заслуживает хорошей трепки, так это она. Ну что ж! — Он с чувством хлопнул себя по колену. — Думаю, в таком случае я ваш должник! Приходите завтра на ужин. Я бы позвал вас сегодня, но пусть уж жена все распланирует, а то мне некуда будет деться от ее упреков — как же, привел гостей без предупреждения!

Лицо у Двалина сделалось такое, будто он с удовольствием еще раз отужинал бы в Ривенделе. Он уже готов был что-то возразить, вежливо, но все равно так, что в конце беседы бедняга Хэмфаста валялся бы в глубоком обмороке, как в разговор стремительно вмешался Торин.

— Он будет счастлив прийти на ужин. Уверен, ничего лучше, чтобы угодить Двалину, и не придумаешь. Быть может, вам стоит взять с собой Фродо? Не хочу навязывать его компанию, но мальчик будет очень рад пойти к другу.

— Да-да, конечно же, — от души рассмеялся Хэмфаст. — Ему так нравится стряпня моей дорогой женушки. Да и что такое еще один едок в доме? Не беда, можем довести счет и до десяти ртов за столом!

Румянец на лице Двалина выцвел в какую-то зеленоватую бледность. Он с ужасом и немым укором смотрел, как Торин неумолимо кивает головой и пожимает Хэмфасту руку.

— Тогда жду их обоих завтра вечером.

— Премного благодарны, — мягко ответил Торин, послав в сторону Двалина победоносный взгляд.

— Вы с мастером Бильбо тоже будете желанными гостями, — продолжил Хэмфаст, — не подумайте только, что мы про вас забыли…

— Увы, у нас с Бильбо есть свои неотложные дела, — серьезно ответил Торин. — Но спасибо за приглашение.

К вящему удивлению Бильбо, на щеках Хэмфаста появился едва заметный румянец. Что ж, похоже, никто не мог остаться равнодушным под внимательным взглядом гномьего короля.

— Ну… Мне пора. Отправьте Сэмвайза домой к ужину, будьте добры?

— Не сомневаюсь, он ни за что не захочет его пропустить, — рассмеялся Бильбо, и Хэмфаст, на прощание помахав рукой, пошел вниз по тропинке, не преминув по дороге пнуть зонтик Лобелии.

В тишине они смотрели, как удаляется Хэмфаст пока тот, насвистывая какой-то веселый мотивчик, не пропал за поворотом. С каждым мгновением лицо Двалина становилось все угрюмее, в глазах загорелось яростное пламя, но оглядываться на Торина тот пока не спешил.

— Я этого не забуду, — сквозь зубы процедил он, и Бильбо невольно порадовался, что они стоят далеко от грядок с томатами — от его тона бедные растения завяли бы на корню.

— Потом поблагодаришь, — прохладно ответил Торин. — Сходи проверь, как там дети, они слишком долго одни на кухне.

Рыкнув что-то неразборчивое, Двалин протопал к дому, и с размаху захлопнутая за его спиной дверь задрожала на петлях. Бильбо с тревогой проводил его взглядом, ожидая в следующее мгновение услышать недовольные детские крики, но, похоже, на ребятню его дурной нрав не распространялся.

— Даже не знаю, как это назвать, невероятно хитроумной местью или ужасающей жестокостью… — задумчиво протянул Бильбо.

— Ну все не так жестоко, как обезглавливание, — небрежно заметил Торин, и заливистый смех Бильбо разнесся по холму.



@темы: фанфики, рейтинг: r, переводы, мое, thilbo, hobbit

URL
Комментарии
2015-07-01 в 20:02 

Шут обыкновенный
Панк (от англ.punk) - разумное, доброе, вечное (с)/ Ушел в Эребор
о, продолжение перевода!!! спасибо-спасибо!!!:red:
такая потрясающая история и потрясающий перевод как всегда

2015-07-02 в 01:07 

Bacca.
Рано или поздно, так или иначе
Спасибо, что продолжаете :heart:

2015-07-02 в 15:43 

Ural Lynx
Дикая, но симпатишная (с)
Ура-ураа! :heart: :heart:
Милейшая история все-таки, просто счастье тильбо-шиппера! :hash2:
Торин, сурово глядящий на сорняки, прекрасен!)))) И Фродо! И Двалин! :heart: :heart:

2015-07-02 в 18:41 

Читерабоб
ЧТО СЛИЗЕРИН БОБЕРИ ЗДЕСЬ ПРОИСХОДТ!!! (с)
пришла по наводке от Линкс.
какая красотааааааааааааааааа!
сердце шиппера просто поет от счастья.
большущее спасибо!
:inlove::heart::white:

2015-07-03 в 18:07 

r2r
"We are on a ship, but we have no idea where we are in relation to Earth". || Stargate Fandom Team ||
Ура, продолжение! :love: Спасибо за перевод,это так здорово!

2015-07-09 в 01:18 

Снарк
Просветленный пофигист
Спасибо за перевод этой симпатичной истории.

     

a cup of syrup and other stuff

главная